Вина и виноделие Южной Африки

Вина и виноделие Южной Африки

Было время, когда я не хотел бы быть виноделом в Южной Африке, который отвечает за качество своей продукции. Так было, например, в 1980-х, тогда африканские виноделы не могли купить виноградную лозу или же необходимое оборудование, не могли попробовать вина, сделанного их коллегами в других странах. В общем, мир предпочитал держаться подальше от африканских вин.

Немного позже настал следующий период. Освободили Нельсона Манделу, изоляция прекратилась, и мир снова им улыбнулся. В общем, все вокруг было радужно. Но затем виноделам пришлось повсюду искать покупателей, которые бы купили их вина, и они поняли, как сильно изменился мир. Южноафриканские виноделы гордились винами, которые производили, и считали, что другие тоже могли бы высоко их оценить, но оказалось, что вина устарели. Это были не те вина, которые пили во всем мире. Тогда им пришлось броситься вперед как сумасшедшим, чтобы догнать остальных. Да, нелегко было быть южноафриканским виноделом.

Хотел бы я быть в этой роли теперь? Да, хотел бы. Южноафриканские вина преобразились за потрясающе короткое время и теперь полностью готовы к ошеломительному успеху. Да, я знаю, я уже это говорил. Они были готовы еще раньше, но ошеломительного успеха не добились. Но на этот раз, я думаю, он будет. Я надеюсь на это. Виноделы это заслужили. Но чтобы не говорить голословно, вернемся для начала в 17 век, когда в новом поселении на мысе Доброй Надежды появились первые виноградники.

Главным виноделом тогда был Ян Ван Рибик, целью которого была не имитация европейских вин Grand Cru, а поиск лекарства от цинги. Корабли Голландско-Индийской Компании, перевозившие специи, уже долгое время находились в море, и после стоянки в доке на мысе Доброй Надежды им предстоял еще долгий путь. Цинга являлась для них реальной опасностью. Небольшие запасы вина приходили с запада Франции, но никто не гарантировал их качество, и тогда вина Ван Рибика завоевали некоторое расположение. Все остальное произошло многим позже, когда Симон Ван Дер Стел посадил первые виноградники в районе Constantia, недалеко от Кейптауна. Именно Constantia — сладкое десертное вино — стало первым великолепным вином с мыса Доброй Надежды, которое стали поставлять в Европу, и цена на него была высокая.

Период упадка пришелся на вторую половину ХIХ века. В 1861 году правительство Великобритании отменило льготные тарифы на имперские вина, открыв рынок для французских товаров. Затем на мысе Доброй Надежды появилась филлоксера, когда от нее должным образом избавились (привив европейский виноград на корни американской лозы), то стали снова сажать виноград как сумасшедшие. В результате с таким наплывом вина немногочисленные покупатели не справлялись. Производители оказались в нищете.

С целью привнести некоторую стабильность в сложившуюся ситуацию в 1918 году была сформирована ассоциация KWV (Ko-operatiewe Wijinbowers Vereniging (van Zuid Afrika), или Ассоциация Объединенных Виноделов (Южная Африка)). В последующие годы эта организация контролирована рынок, действуя как официальный представитель государства, помимо этого, она осуществляла маркетинг, являясь также и производителем. Ассоциация установила минимальные цены и распределила доли в общем производстве, и это действительно способствовало стабилизации положения в винной промышленности. Но улучшилось ли качество и появилась ли желание внедрять новые методы? Что ж, нет, этого не случилось. Ассоциация гарантировала владельцам виноградников получение минимальной цены, поэтому они выпускали совершенно приемлемые образцы, на много лет ставшие лицом южноафриканских вин за границей. Однако они в большей степени рассматривались (производителями, которые хотели добавить выпускаемому вину стиля и индивидуальности) как мертвый груз.

Реформа последовала в начале 1990-х, и сегодня виноделы, отвечающие за качество своей продукции, наконец имеют больше свободы.

Несмотря на это, хорошие виноделы в Южной Африке находятся в меньшинстве. Например, только лишь 54 процента собранного урожая идет на вино — из остального делают бренди, виноградные концентраты или же просто подают к столу. Кроме того, нет ограничений на величину урожая. На каждого винодела, который стремится выпускать тонкие вина, собирая 3 тонны винограда с акра или меньше, приходится несколько фермерских хозяйств, которые орошают виноградные лозы где-нибудь в районе Оранжевой реки и получают с каждого акра в 7 раз больше. По сути если я просто скажу, что Южная Африка находится на 20-м месте в мире по количеству земель, занятых виноградниками, и на 7-м по количеству производимой продукции, то это даст отличное представление о том, что же происходит. И это еще не все, говоря о продуктивности, далеко не все: все еще встречаются виноградники с пораженными лозами, дающие вино плохого качества, так как виноград должным образом не созревает, а также продолжают существовать винные заводы, производящие вино по старой технологии, как будто бы в мире ничего не изменилось. Поэтому я говорю, что Южная Африка стоит на пороге ошеломительного успеха. Он еще не пришел.

Тем не менее изменилось многое. В течение многих лет виноделы имели большие проблемы с виноградными лозами: разнообразные клоны были не доступны, и невозможно было вырастить здоровую лозу. Кроме этого, правила строгого карантина затрудняли внедрение новых сортов. Сейчас со всем этим дела обстоят лучше. Большинство виноделов признают, что смогли бы продолжать работать, если бы было больше клонов (все клоны «шардоне» отличаются друг от друга: одни дают более высокие урожаи, другие более низкие, одни больше, другие меньше вкуса; разные клоны по-разному приспосабливаются к разным условиям). В настоящее время виноградники, пораженные вирусом, перестали быть привычным пейзажем, как раньше, а правила карантина теперь мягче.

СОРТА ВИНОГРАДА И СТИЛИ ВИН

Менее 18 процентов южноафриканских виноградников поставляют красные сорта. Это удивительно для страны, которая заслужила себе мировую репутацию благодаря своим каберне, пинотажу и пино-нуару, а также шардоне. Вот вам, пожалуйста. Южноафриканские виноградники засажены главным образом белыми сортами, из которых «шенен-блан» самый популярный. Традиционное для страны белое вино — фруктовое, чистое, представленное во всех стилях, от сухого до очень сладкого. В местном масштабе его получают из сорта, известного как Steen, и хотя оно редко достигает высоких вершин в качестве, тем не менее это хорошее, надежное и недорогое вино.

Количество шардоне сейчас растет, и оно становится все лучше и лучше благодаря умеренному использованию дубовых бочек и приятному аромату масла. Однако можно найти два совершенно разных стиля — легкое, водянистое, производимое в избытке, и тяжелое, имеющее избыточный дубовый вкус. Совиньон-блан тоже более распространено, хотя лишь районы Constantia, Elgin и Durban ville производят лучшие образцы со вкусом крыжовника. Другие версии мягче и имеют более сильный аромат тропических фруктов, иногда встречаются экземпляры, созревшие в новых дубовых бочках.

В стране больше сорта «коломбар», чем «шардоне» или «совиньон», и мы опять говорим о простых и прибыльных белых винах. Привлекательно, но вы не собьетесь с пути.

В Южной Африке также выращивают «рислинг», из которого действительно получаются очень хорошие сладкие вина. Однако если вас привлекают именно они, то есть отличный мускат. Можно найти Muscat of Alexandria (в местном масштабе известно как Hanepoot), или «мюскаде», он может быть красным и белым, но всегда щедро сладок, это разновидность высококачественного Muscat Blanc а Petits Grains.

Качество вездесущих белых вин немного лучше, чем красных. Конечно, есть великолепные красные вина, но вместе с тем слишком много шершавого и зеленого каберне с характерной для него суровостью и слишком много пинотажа с его ароматом гари.

«Каберне-совиньон» часто скрещивают с «каберне-франом» и «мерло» — традиционное сотрудничество в стиле бордоских вин. Это лучше, чем чистый «каберне». Paarl и Stellenbosch — лучшие места, если вы ищете хороший «каберне»; Paarl и Walker Bay — дня любителей хорошего «пино-нуара». Пока есть лишь три производителя — Hamilton Russell, Bouchard Finlayson и Glen Carlou – но, кажется, они специалисты в своем деле.

«Пинотаж» в Южной Африке имеет свои особенности. Этот сорт получается при скрещивании «пино-нуара» и «сенсо» и используется практически во всех красных стилях, начиная с розового. Он особенно хорош в темных, богатых и ароматных образцах, имеющих сильный запах чернослива и слегка состаренных в бочках. Почти все вина можно пить молодыми, но лучшим необходимо дозреть.

Еще можно найти немного «шираза», традиционно используемого для вин в стиле портвейна, но в настоящее время «шираз» все чаще используют для некрепленых столовых вин. Они хороши, имеют малиновый аромат, но это совершенно не должно волновать Австралию и Францию, которые поставляют лучшие образцы. На самом деле есть «сенсо», даже много. Но это редко что-нибудь волнующее, в большинстве случаев простой, мелкий виноград. Но при этом хорошие экземпляры встречаются.

Теперь самым настоящим испытанием для южноафриканских виноделов стало решение вопроса о том, где же точно им следует посадить все это разнообразие. Традиционный путь виноделов — это посадить столько сортов, сколько захочешь на одном участке, и обычно на ровной, неприхотливой земле. Сажать выше, на склонах холмов, в поисках прохлады — это новый феномен, так же как и отправиться на юго-восток, подальше от главных виноградных земель на западе страны, в поисках более низких температур. Но за этим, безусловно, будущее.

Вина и виноделие Южной Африки

Люди спрашивают:

  • Вина южной африки
  • африканские вина
  • вина африки
  • африканское вино
  • vin rouge вино африканское

Страница 1 Страница 2